Нелинейное сообщество Россиии

новости

“Безусловно, уже тысячи лет назад люди осознавали, что маленькие причины могут иметь большие следствия и что будущее предсказать трудно. Что является относительно новым, так это демонстрация того, что ... небольшие изменения начальных условий обычно приводят к предсказаниям настолько отличным, что через некоторое время само предсказание в действительности становится бесполезным” Давид Рюэль >> 2004 год в датах

студенты Саратовского гос. университета спрашивают: “Нанотехнологии. Что это и где можно научиться?” Отвечает зав. кафедрой электроники, колебаний и волн Саратовского гос. университета, член-корр. РАН, профессор Дмитрий Иванович Трубецков >>

Саратовский гос. университет: открытие новой экспериментальной специальности >>

5 августа 2005 года трагически в автомобильной катастрофе оборвалась жизнь доктора технических наук Александра Сергеевича Победоносцева – одного их ведущих специалистов СССР и России в области сверхвысокочастотной электроники. Вся его жизнь была связана с исследованиями, проводимыми во фрязинском “Истоке”. Он был не просто классным теоретиком, он был человеком, которому доверяли и шли советоваться к нему разработчики. Постепенно сложилась ситуация, когда без теоретиков приборы не создавались. Он был и замечательным организатором совместных работ с вузами страны.

Александра Сергеевича любил, любили за интеллигентность, за удивительные сдержанность и спокойствие, за умение поддержать в трудную минуту. Больно говорить о нем “был”…

Памяти Александра Сергеевича Победоносцева.

Мне кажется, что впервые я столкнулся с фамилией Победоносцев в статье, совместной с А.С. Тагером, посвященной популярному в то время методу заданного поля. В ней была использована очень удобная интегральная форма уравнения для сгруппированного тока в режиме слабых сигналов. Потом появились работы по секретному в те времена клинотрону, а затем по линейной теории лучевых приборов магнетронного типа в режиме слабых магнитных полей (“харьковский” режим). Познакомились мы в Саратове, когда Александр Сергеевич принимал, как тогда говорили “тему”, т.е. знакомился с тем, что делали в СГУ (группа В.С. Андрушкевича) в рамках хоздоговорной работы с НИИ “Исток”. Речь в этих работах шла о создании мощных генераторов и усилителей миллиметрового диапазона. Мое участие было связано с теорией казавшегося нам перспективным распределенного отбора энергии, который в теории сводился к анализу взаимодействия электронного потока с полями связанных электродинамических систем. У тем был шифр “Заградитель”, и “Заградителей” было много, поэтому А. С. приезжал часто. Была и ещё причина тому, что в Саратов приезжал именно он. В Саратове жили его родственники, к которым он относился с большой теплотой. Он начинал учиться в Саратовском государственном университете, а заканчивал образование в ЛЭТИ. Оказалось, что с его родственником Николаем Семененко мы вместе учились в школе и в университете. Сдача “тем” – серьёзная нервотрепка для сдающих: то лампа “натекла” в последний момент, то “вылетел” блок питания, не до конца выполнен какой-либо пункт ТЗ и т.д., и т.п. Удивительная сдержанность в эмоциях, тактичность и умение поддержать людей были характерными чертами этого интеллигентного и умного человека. Любые напряжения Александр Сергеевич легко снимал и поддерживал в людях уверенность в себе.

Несколько позднее у нашей научной группы начались совместные исследования с лабораторией А.С., а точнее именно с ним. Он инициировал большую работу по применению анализа размерностей, теории подобия и использование оценок к проборам СВЧ, развитию нелинейной теории лучевых приборов М-типа в режиме слабых магнитных полей, работу по паразитным колебаниям в различных СВЧ приборах и, конечно, всесторонние исследования клистронов бегущей волны. Сам он в это время выполнил ряд основополагающих работ по нелинейной теории ЛБВ, гибридных устройств и клистронов, где особенно выделялись исследования по оптимизации этих приборов. Потом была знаменитая межвузовская программа “Черешня” по изучению различных способов управления характеристиками ЛБВ и построению теории цепочек из электронных приборов СВЧ, а также развитию теории ЛБВ ЦСР, инициатором которой был А.С. Из этих исследований родились кандидатские диссертации В.Л. Фишера, А.Ю. Перельмана, Л.В. Булгаковой. Оппонирующей организацией по моей докторской диссертации планировался “Исток”, и я приехал для выступлений и разговоров. В первый день была беседа в теоретическом отделе и было решено, что завтра надо выступить перед разработчиками приборов М-типа. А.С. пошел со мной и скромно сел позади всех. Разговор был длинный, было много вопросов, я увлекся и вдруг заметил, что А.С. нет. Кончилось все благополучно для меня. Я вернулся в теоротдел и спросил у А.С. : “А почему Вы ушли?”. Он ответил: “Я понял, что Вы завладели аудиторией, и я не нужен”.

По “Черешне” мы общались часто, поскольку были традиционные совещания во Фрязино, в МИЭМ и в Саратове. Стало традицией, что в Саратове А.С. приходил к нам домой, принося пирожные или торт. Мы проводили вместе вечер, всегда было интересно и тепло. Обменивались мы и поздравлениями по праздникам: я писал, а он звонил.

А.С. любил людей и был хорошим другом. Он искренне восхищался рано ушедшим из жизни С.В. Королевым и одно из совещаний во Фрязино посвятил его памяти. Трогательно заботился о наших студентах, распределенных во Фрязино. Активно помогал Анатолию Галдецкому стать ведущей фигурой в теоротделе. А.С. всегда стремился к новому: помню, как я присутствовал на обсуждении проекта убитрона, предложенного Галдецким; помню, как активно он поддерживал работы по вакуумной микроэлектронике, исследования по клистроду. А.С. умел ценить чужие работы и радоваться интересным результатам, умел оценить масштаб личности человека.

Он позвонил мне, когда умер Л.А. Вайнштейн, и с горечью сказал: “Нет человека, к которому можно прийти и уйти с пониманием стоит ли чего-нибудь сделанная тобой работа”.

А.С. искренне радовался появившейся в последние годы возможности участвовать в международных конференциях за рубежом. “Повезло на старости лет” – говорил он. Смущенно признавался, что ему нравятся пепси-кола и кока-кола.

Последняя совместная работа с нашей сильно помолодевшей группой была посвящена созданию компьютерной программы для расчёта спиральной ЛБВ. Мы часто перезванивались по этому поводу и несколько раз встречались.

А.С. любил назначать встречи в Москве в разных местах. Мы обсуждали всякие детали работ в эпоху секретности именно на таких “явках”. Может быть он немного играл в шпионов. Но было это во времена, когда мы, саратовцы, возили из Москвы всякие продукты. Однажды я явился на такую встречу с сеткой купленных апельсинов, и прохожие - командировочные вроде меня – постоянно спрашивали у таинственной пары: “Где покупали?”. Мне показалось, что А.С. был не раздосадован, а тихо веселился.

Он был добрым и остроумным человеком. Помню, что докторская диссертация одного из домогающихся проходила с трудом, но его не хотели обижать и как-то оттягивали решение. Я увидел увесистый том на шкафу в лаборатории у окна, в которое влетали птички и пачкали диссертацию. “Пусть пока они пооппонируют” – изрёк А.С.

Но он был нетерпим к ошибочным работам и пытался бороться с “бизнесменами” от науки, правда, “серые” чаще побеждали. Он переживал и сочувствовал мне в тяжелый период гонений на меня как ректора со стороны главы местной власти и его присных.

А.С. с удовольствием занимался подводным плаванием. И как-то сказал, что лишь недавно стал понимать чудо окружающей природы. В одном последних телефонных разговоров рассказал, что на 7 ноября он и Саша Негирев зашли в лесок, выпили по чуть-чуть коньяка и было хорошо. Его любили и ценили не только близкие и коллеги, но и высокое начальство. На шестидесятилетний юбилей среди многих поздравлений были и стихи А.С. Тагера, в которых помню строчки:

Кефир, таблетки на ночь. Зато Сергей Иваныч (С.И. Ребров – директор “Истока”) При встрече мне первым Руку подает.

Вижу А.С., как сейчас, стройного, подтянутого, часто в кожаной куртке и немного странной кепке. Вот раздастся звонок в дверь, и войдет он с тортом руках…

И вот последний телефонный разговор между двумя моими операциями, о чем он знал.

“Ничего страшного: кладут на каталку и везут, ковыряются в тебе, а ты ничего не чувствуешь, только ждешь, когда кончится”. Потом очередные резкие слова в адрес теперь уже ушедшего саратовского губернатора. И последние фразы: “Дима, займись виркатором. Я приеду в Саратов и приду с традиционным тортом”.

Увы, не придет, но добрая память об А.С. останется навсегда.

Д.И. Трубецков

19 августа 2005 года.





наша эмблема о проекте | карта сайта | написать нам | ©2004 Nonlinear Community of Russia
|